<< Russia Georgia News

Как мусульманский мальчик стал китайским богом

Тысячи гигантских жертвенных свечей горят в дни празднования лунного Нового года в сотнях раскиданных по странам Юго-Восточной Азии китайских храмов. Свыше 20 миллионов проживающих здесь представителей китайской диаспоры бережно хранят древнее наследие предков.

Горят свечи и в расположенном в городе Семаранг на северном побережье индонезийского острова Ява старом храме Сампо Конг (Sam Po Kong). Если присмотреться к надписям на них, то видно, что они преподнесены храму в дар от этнических китайцев со всех концов Индонезии, да и из других стран ЮВА: богу Сампо поклоняются во всем регионе. Но не в самом Китае. Почему это так, расскажет удивительная история мусульманского мальчика, шесть веков назад ставшего сначала "китайским Колумбом", а затем – богом.

В отличие от многих других богов, земная биография Сампо известна достаточно точно и подробно. Он родился в 1371 году в городе Куньян провинции Юньнань в многодетной семье (он был третьим из шести сыновей) переселившихся туда из Центральной Азии еще в XIII веке мусульман и при рождении получил имя Ма Хэ (Ma He). И дед, и отец мальчика были "хаджи", то есть совершили паломничество к главной святыне мусульман – храму Кааба в нынешней Саудовской Аравии. И в детстве маленький Ма Хэ очень любил слушать их рассказы об удивительных заморских странах и мечтать о том, как отправится в дальнее плавание он сам.

Сначала казалось, что эти мечты не сбудутся никогда. В 1381 году, в годину династических войн в Китае, посланная первым императором династии Мин в Юньнань конная экспедиция в числе других пленников захватила и молодого Ма Хэ. Его насильно оскопили, а затем привезли в Нанкин (Nanjing), где размещалась тогда столица империи. Однако евнухи играли огромную роль при дворах китайских династий (они не только присматривали за наложницами императора, но и часто выступали в роли дворцовых администраторов), и мусульманин Ма Хэ, имевший буддистское прозвище "Евнух Три Драгоценности" (San Bao Da-ren, Sam Po Tay Jin), сделал неплохую карьеру.

Сначала он стал советником четвертого сына императора Чжу Ди (Zhu Di), а вскоре (что намного более удивительно для скопца) прославился как лихой командир конницы. В честь самой громкой его победы ставший к тому времени императором Чжу Ди дал евнуху новое имя по месту битвы – Чжэн Хэ (Zheng He; The Ho), под которым тот и вошел в историю. А когда новый император решил отправить в море исследовательскую экспедицию, кандидатуру на пост ее командира долго искать не пришлось. Так Чжэн Хэ стал адмиралом.

Назвать его "китайским Колумбом" вовсе не значит польстить памяти великого китайского мореплавателя. Во-первых, потому, что охватившие огромные акватории его морские экспедиции начались за много десятилетий до Магеллана и Колумба. Кроме того, жалкие эскадры в три-пять 25-метровых скорлупок, которые только в Европе считались крупными кораблями, не шли ни в какое сравнение с гигантскими флотами, которыми командовал будущий бог.

Так, в состав первой армады, отплывшей от берегов Китая в середине 1405 года, входили 62 больших и около двухсот вспомогательных кораблей. Некоторые из них имели по девять(!) мачт, а флагман достигал 132 метров в длину и 54 – в ширину и занесен в Книгу рекордов Гиннеса как самый большой деревянный корабль мира. Для управления подобными гигантами в те годы требовались команды по полторы тысячи матросов на каждом. Причем дело не только в размерах: китайские суда того времени признаются исследователями одними из лучших для своего времени. Так, они имели водонепроницаемые отсеки, что в Европе стали делать лишь три с половиной века спустя.

Наконец, в отличие от европейских мореплавателей, имевших милое обыкновение после теплого приема тут же объявлять "открытые" ими вполне самодостаточные и суверенные страны собственностью пославших их монархов, нести туда свою религию огнем и мечом и с удивительной непосредственностью хватать все, что плохо лежит, путешествия Чжэн Хэ были исследовательскими, дипломатическими и торговыми по своей природе. "Во всех своих путешествиях Чжэн Хэ всегда действовал миром", - пишут авторы изданной в Семаранге к 600-летию прибытия адмирала на Яву книги. И даже в торговле "он никогда не стремился нажиться за счет своих торговых партнеров. По сути, Чжэн Хэ считал мораль и этику более важными, чем материальное благосостояние".

Конечно, вряд ли все носило уж настолько идиллический характер – речь все же, идет о средневековье - однако разница в принципиальных подходах несомненна, и с этим не спорят даже на Западе. "Путешествия Чжэн Хэ в духе дипломатии и торговли резко контрастируют с экспедициями Колумба и других европейских исследователей, ставивших своей целью через 100 лет после эры Чжэн Хэ колонизировать новые земли", - писала "Интернэшнл геральд трибюн".

В ходе продолжавшейся на протяжении двух лет первой экспедиции корабли под командой Чжэн Хэ проплыли вдоль побережья Суматры, посетили Яву и Шри-Ланку, дошли до Каликута на западном побережье Индийского субконтинента и с триумфом вернулись домой. А всего на протяжении 28 лет с 1405 по 1433 годы под командованием Чжэн Хэ были организованы семь экспедиций, в ходе которых – как установлено совершенно точно – китайские моряки совершали продолжительные плавания даже вдоль восточного побережья Африки. За это время флот посетил до 56 различных стран и крупных городов Юго-Восточной Азии и бассейна Индийского океана.

Видимо, корабли Чжэн Хэ побывали и в Австралии, возможно - и у берегов Антарктиды, а некоторые исследователи даже утверждают, что за много лет до Колумба они открыли Америку. Что ж, это не исключено: адмирал имел обыкновение, отплыв подальше от берегов Китая, дробить свои гигантские армады на несколько более мелких флотилий, чтобы исследовать как можно больше. Но доказательств плавания к берегам Америки не сохранилось – что не удивительно, поскольку вскоре после смерти Чжэн Хэ архивы экспедиций были уничтожены.

Почему – мы расскажем ниже, а пока что давайте вернемся на Яву. Чжэн Хэ посещал этот остров дважды – в 1406 и 1416 годах. Во второй раз как раз в этом районе тяжело заболел заместитель адмирала Ван Цзинхун (Wang Jing Hong), и командующий флотилией приказал встать на якорь у берегов будущего Семаранга. Китайские моряки перенесли больного в обнаруженную ими на берегу пещеру, обустроили ее и отправились дальше, оставив на берегу еще десять человек.

Когда Ван Цзинхун поправился, ему так понравилось на Яве, что он решил остаться на острове. Так же поступили и его спутники. Сама священная пещера, положившая начало нынешнему гигантскому храму Сампо, оказалась завалена оползнем в 1704 году. Вскоре ее восстановили, и в ней до сих пор бьет священный источник.

А сам храм постепенно рос и украшался все новыми и новыми постройками. Пока не принял свой нынешний вид. Храм Сампо. Чжэн Хэ умер в возрасте 65 лет в 1435 году и был похоронен с величайшими почестями близ Нанкина. Однако вскоре после его смерти при дворе взяла верх консервативная клика, добившаяся от нового императора запрета на новые морские плавания. "Закрытый" Китай, считала она, будет недоступен для пиратов и контрабандистов. Документы о плаваниях адмирала скрупулезнейшим образом уничтожались, а гигантские корабли гнили в портах и разбирались на постройки. Постройки джонки более чем с двумя мачтами стала государственным преступлением. Вскоре о великом мореплавателе в Китае забыли, а гигантская страна вошла в период самоизоляции, длившейся несколько столетий.
А посвященный мусульманскому мальчику, ставшему самым великим китайским мореплавателем, главный храм в Семаранге свят и для индонезийских мусульман.