<< Russia Georgia News

Взгляд из США: Президент Грузии переизбран незначительным большинством голосов ("Time", США)

Падение количества поданных за Михаила Саакашвили голосов с 96% на январских выборах 2004 г. до 51,96% четыре года спустя, в ходе голосования в минувшее воскресенье, свидетельствует о резком снижении популярности грузинского лидера.

В 2004 г. народ вознес Саакашвили на вершину власти в качестве 'принца революции роз' - массовых выступлений, которые закончились свержением предыдущего режима. Люди, вопреки всем фактам, надеялись, что Саакашвили - молодой, сильный, неподкупный политик, получивший образование в США - вылечит многочисленные недуги этой маленькой постсоветской республики, истощенной почти двумя десятилетиями гражданских войн, потерей трех провинций, массовой нищетой, и подвергавшейся запугиванию со стороны прежней имперской владычицы: России.

Сегодня, однако, электорат более реалистично оценивает достижения сорокалетнего Саакашвили за прошедшие четыре года - и то, чего ему сделать не удалось.

На Саакашвили работало немало факторов. В результате парламентских выборов в марте 2004 г. его партия 'Национальное движение - Демократы' получила 68% голосов и подавляющее большинство мест в законодательном собрании. США и ЕС воспринимали его администрацию как 'светоч демократии в этой части света' - именно так выразился президент Джордж У. Буш в ходе визита в Тбилиси в мае 2005 г. Имея столь мощную поддержку внутри страны и за рубежом, Саакашвили приступил к осуществлению всеобъемлющих экономических реформ, вернув народу такие давно забытые 'предметы роскоши', как электро- тепло- и водоснабжение.

В 2006 г., когда ВВП Грузии вырос на 9.6%, Всемирный банк поставил ее на первое место среди стран, проводящих реформы. По прогнозам представителей грузинских властей, в 2007 г. темпы роста должны были повыситься до 14,5%. Правительство увеличило поступления в казну, улучшив собираемость налогов. Среднедушевые доходы в стране выросли с 700 долларов в 2003 г. до 1500 в 2007 г. Но самым потрясающим достижением стала проведенная Саакашвили реформа традиционно коррумпированной полиции. Он распустил всех сотрудников Министерства внутренних дел - и набрал новых с помощью системы тестирования по западному образцу. Тем, кто помнит Грузию по прежним временам, это может показаться выдумкой, но сегодня большинство полицейских в стране не берет взяток - им хорошо платят, и они слишком ценят свою работу, чтобы потерять ее из-за бесчестного поступка.

В мае 2004 г. Саакашвили изо всех сил убеждал российского президента Владимира Путина, что ему можно доверить посредническую роль при выработке приемлемого для всех баланса интересов России и США на Кавказе. Это позволило ему вернуть под контроль центральных властей Аджарию, одну из 'отколовшихся' областей, ориентировавшихся на Москву: Путин 'уступил' ее в качестве проверки истинных намерений Саакашвили. После этого, однако, удача, похоже, изменила грузинскому президенту: Россия прочно контролирует две другие мятежные республики, - Абхазию и Южную Осетию - не проявляя намерения их 'отдавать', и с сентября 2006 г. не ослабляет давления против ориентирующейся на Запад Грузии, прервав почтовое и транспортное сообщение между двумя странами и закрыв российский рынок для грузинских вин и других важнейших экспортных товаров. Многие фирмы, которыми граждане Грузии владели в России, были закрыты; это сопровождалось задержанием и принудительной депортацией грузин на родину. Персонал российского посольства в Тбилиси был отозван; дипломаты вернулись лишь в январе 2007 г. Грузинским судам было запрещено входить в российские порты. Повышение цен на природный газ со 110 до 235 долларов стало завершающим элементом экономической блокады, в которой оказалась страна.

Неспособность вернуть утраченные территории серьезно подорвала позиции Саакашвили внутри страны. Многие граждане начали проявлять недовольство тем, что его экономические реформы не приводят к быстрому повышению жизненного уровня. Зазвучали жалобы на то, что макроэкономические преобразования президента негативно отражаются на положении представителей малого бизнеса и коммерсантов. Кампания против черного рынка сигарет и алкоголя оставила без работы тысячи уличных торговцев. Рост доходов сводится на нет усиливающейся инфляцией; кроме того, в результате проведенных преобразований многим грузинам приходится полностью вносить налоги и оплачивать коммунальные услуги. Наконец, вместо увеличения пенсий правительство резко наращивает оборонные расходы. Оппозиция, представленная девятью партиями, также ставила президенту в упрек все более авторитарный стиль руководства.

Мало того - оппозиционеры утверждали, что коррупция и преступность проникли в ряды самой команды Саакашвили. Настоящая 'бомба' взорвалась в сентябре 2007 г., когда Ираклий Окруашвили, в прошлом ближайший соратник президента и министр обороны, обвинил главу государства в том, что тот выступил в роли 'заказчика' политического убийства. Окруашвили также утверждал, что популярный в народе премьер-министр Зураб Жвания, чью загадочную смерть в январе 2005 г. приписали утечке газа, на самом деле был убит.

Митинги протеста, организованные оппозицией, собирали все больше людей, и у Саакашвили сдали нервы. В ноябре он приказал спецподразделениям полиции разогнать митингующих с применением слезоточивого газа и резиновых пуль, и объявил в стране чрезвычайное положение.

Поскольку даже его твердые сторонники на Западе осудили это решение, Саакашвили попытался восстановить свою репутацию демократа, отменив чрезвычайное положение, подав в отставку со своего поста и назначив досрочные президентские выборы, на которых ему, судя по всему, все же удалось вырвать победу в первом туре. Если данные о том, что он получил большинство голосов, окончательно подтвердятся, это будет важный успех - ведь повторное голосование могло закончиться для Саакашвили поражением.

Оппозиция заявила, что результаты голосования были подтасованы, и пообещала с 8 января, когда закончатся праздники по случаю православного рождества, начать бессрочную акцию протеста. Вряд ли действия оппозиционеров приведут к новой 'революции роз', однако у них есть немало шансов нанести ныне ослабленному президенту сокрушительное поражение на парламентских выборах, которые состоятся весной. Главное, впрочем, заключается в том, что молодая грузинская демонстрация в ходе этого политического конфликта делает значительный шаг вперед, поскольку и проправительственные, и оппозиционные силы твердо заявляют о своей приверженности западным демократическим ценностям.

Юрий Зарахович / Yuri Zarakhovich